Под грохот фирменной риторики Трампа Америка выходит на экспортный рынок газа и будет наращивать добычу на шельфе.

Белый дом опубликовал документ об «энергетической революции», основанной на традиционных видах топлива, а сам президент Дональд Трамп выступил в министерстве энергетики США с планом «энергетического доминирования» в мире. Если обратиться к цифрам, американский план выглядит пока скорее пиар-сопровождением самого факта появления страны на экспортном рынке, с которого она ушла много лет назад. Но зевать все равно не приходится.

От промышленной революции к энергетической

В мире происходит сдвиг топливноэнергетического баланса, сказали аналитики «Эксперту», комментируя прошедшую в американском Белом доме «энергетическую неделю» инициативу Дональда Трампа установить «энергетическое доминирование» Соединенных Штатов в мире. Революционные сдвиги состоят уже в том, что США, как отметил управляющий директор ГК АЛОР Сергей Хестанов, за последние годы из неттоимпортера превратились в экспортера углеводородов. Решение о разработке российского Штокмановского месторождения газа принималось в свое время именно под экспорт в США, напоминает он, но дальше случилась так называемая сланцевая революция (бурное внедрение технологий при снижении стоимости добычи нефти и газа из низкопроницаемых коллекторов методом гидроразрыва пласта).

Bloomberg определяет «энергетическое доминирование» Трампа как эволюцию, но пишет о том же. В течение многих лет лозунг-выбором США была «энергетическая независимость», говорится в опубликованной в начале «энергетической недели» статье.

Теперь же США готовятся стать нетто-экспортером топлива. В соответствии с прогнозом Администрации энергетической информации США, там готовятся превзойти рекорд, установленный еще в 1970 году, и находятся на пути к производству со следующего года в среднем 10 млн баррелей нефти в сутки (РФ в 2016 году в среднем производила 11,23 млн баррелей в сутки).

В аналитическом обзоре British Petroleum указывается, правда, что уже в минувшем году США производили в день 12,35 млн баррелей, но помимо того, что с точными нефтегазовыми данными вообще порядочная путаница, такая разница может быть связана с тем, что данные BP учитывают газовый конденсат.

В каком-то смысле, позволим себе заметить, забавно, что, вспоминая как позавчерашний день промышленную революцию и ожидая очередного из серии постиндустриальных переворотов, мы дожили до «энергетической революции» в Америке, связанной при этом не

с «зеленой» энергетикой, а с ростом производства нефти и газа, а также угля, о котором тоже говорится в плане Трампа. Теперь стало еще понятнее, зачем ему понадобилось выходить из Парижского соглашения, несмотря на сопутствующий этому скандал.

Но ставки очень уж высоки. Многие считают, что контроль над источниками топлива и энергии — это и есть контроль над миром. США, таким образом, делают очередную заявку на мировое господство. Впрочем, как мы вскоре увидим, пока эта заявка не слишком подкреплена реальными возможностями.

На китайском направлении

Еще до начала «энергетической недели» Financial Times писала о планах Трампа начать экспорт в Китай сжиженного природного газа и в целом увязывала тему «энергетического доминирования» прежде всего с СПГ. Статья была воспроизведена на сайте Белого дома, что означает ее адекватность реальным планам. Впрочем, это, возможно, и их наиболее проблемная точка.

«Китай декларирует свою собственную энергетическую революцию, которая даже [негативно] сказалась на подписании новых маршрутов поставок трубопроводного газа из России, — говорит Иван Капитонов, доцент Высшей школы корпоративного управления РАНХиГС. — В этих условиях закупка дополнительных объемов газа весьма сомнительна. Во-вторых, сам факт роста зависимости Китая от США в энергетике кажется сегодня нонсенсом. Есть множество независимых поставщиков СПГ, и выбор в пользу США ввиду частых конфронтаций между Китаем и США сомнителен».

Сергей Хестанов отмечает наличие у Китая 13 терминалов для приема сжиженного природного газа, построенных вдоль океанского побережья. Получая сейчас сырье из Азии, Китай может принимать его и из США, говорит он, во многом это вопрос цены. Есть и более сложные замещающие схемы. Например, американцы начнут поставлять газ в Южную Корею и Японию, а шедший туда катарский газ дополнительными объемами пойдет в Китай.

Но препятствия не исчезают, и они состоят в отмеченном стремлении Китая к энергетической независимости. Китай, похоже, хочет повторить американский путь. Сергей Хестанов рассказывает о сделке между British Petroleum и Китайской национальной нефтегазовой корпорацией (China National Petroleum Corporation, CNPC). Действительно, в конце марта прошлого года сообщалось о соглашении BP Plc и CNPC о совместной геологоразведке и освоении месторождения сланцевого газа Няйцзян в Сычуаньском нефтегазоносном бассейне. По мнению аналитика, это весьма перспективное начинание и, хотя геология сланцевых запасов в Китае отличается от американской, если усилия двух компаний-гигантов дадут результат, то еще неизвестно, кто в мире будет номером один по сланцу. Он обращает внимание на китайскую способность придавать крупным проектам невиданный размах и скорость развития.

Причем у этой страны есть и другой план. Китайцы, говорит Иван Капитонов, объявили недавно о новом масштабном начинании: они хотят стать производителем гидрата метана, добываемого с большой глубины. Правда, в их сообщениях не говорится о стоимости такой добычи, что оставляет повод для сомнений. Но как бы то ни было, они отложили рассмотрение вопроса о дополнительных поставках газа из России на более поздний срок, отмечает г-н Капитонов. К слову, по его мнению, если США будут даже и демпинговать на китайском направлении со своим СПГ, Россия все равно оказывается в более выигрышном положении, так как наш трубопроводный газ идет с низкими издержками.

Развитие альтернативных технологий производства энергии, где Китай — один из лидеров, также не оставляет места для роста спроса на новые энергоносители из-за рубежа, полагает Иван Капитонов. Как отмечает Сергей Хестанов, в фотогальванике (солнечных батареях) и ветровой энергетике китайцы достигли

очень больших успехов, резко снизив, в частности, себестоимость единицы установленной мощности солнечных батарей.

США против России и Европы

Помимо Китая есть тема Европы и России, и она дает поводы для тревоги. Иван Капитонов отмечает, что в своей энергетической стратегии США называют Россию конкурентом и что, как там написано, российские проекты диверсификации маршрутов поставок в Европу противоречат политике США. Именно в этом русле, говорит он, идет целенаправленная работа против нашего «Северного потока-2», и именно поэтому загублен «Южный поток». Притом что Европе, особенно странам — основателям Евросоюза, выгодны диверсификация и новые трубопроводные маршруты.

Европейская тема в утечках из Белого дома пока звучала в основном применительно к Польше, куда в начале июня прибыла партия сжиженного природного газа из США. Безусловен факт, говорит Иван Капитонов, что поставки газа в Польшу будут происходить при любом уровне стоимости СПГ — лишь для того, чтобы снизить зависимость от России и показать привязанность Польши к США. Эту стратегию Польши можно назвать «назло соседу».

По данным минэнерго США, которые приводит портал «Вести. Экономика», стоимость импортируемого американского СПГ составляет 120–210 долларов за тысячу кубометров, тогда как «Газпром» заложил в бюджет цену на уровне 170 долларов за тысячу кубометров. Пока в Польше и впрямь говорят, что не будут продлевать после 2022 года контракт с «Газпромом». Но так ли в самом деле богаты поляки?

Впрочем, на экономику может воздействовать политика. Сергей Хестанов опасается, что, нарастив мощности по производству и экспорту СПГ, Соединенные Штаты могут перейти к ужесточению санкций против России. Он не исключает, что там может пройти решение об ограничениях поставок российского газа в Европу, когда американцы будут готовы заместить его своим СПГ. Однако заводы по сжижению сланцевого газа, которые сейчас строятся, будут способны произвести необходимые объемы не ранее 2020-го, а скорее и 2022 года, говорит он.

Можно отметить, что на фоне этих инициатив разговоры о «нефтяном проклятии» как якобы фатальном факторе обреченности страны на отсталость применительно к США, в отличие от России, почему-то не звучат. Они, скорее всего, неверны и в принципе.

Например, вплоть до конца Второй мировой войны и несколько позже Америка была крупнейшим экспортером нефти, более того, мировым регулятором, выходя на рынок с дополнительными поставками в случае нехватки. То есть была своего рода Саудовской Аравией того времени. Лишь потом американцы решили свою нефть «копить», из стратегических и экономических соображений. Но сейчас ситуация вновь развернулась. И, как полагает Иван Капитонов, поставляет страна всегда то, чем она располагает в избытке, если это нужно рынку, и если кто-то добывает и способен экспортировать энное количество газа или нефти, то ничего зазорного в этом для развитой страны нет.

«Трампгазу» еще бурить и бурить

В то же время, если мы возьмем статистику, а также присмотримся к конкретике заявлений Дональда Трампа, то увидим, что энергетическое доминирование — это пока, что называется, американская мечта. Доминировать-то американцам нечем.

Баланс производства и потребления природного газа у них практически нулевой, даже чуть дефицитный (см. таблицу 1). Чем покорять Китай? Ладно, Польше, которая потребляет всего 15 млрд кубометров газа, закрывая сегодня четверть своей потребности поставками из ФРГ, может хватить. Но сама Германия производит, простите, жалкие 6,6 млрд кубометров, а потребляет более 80, получая при этом (по данным «Газпрома») 47,4 млрд кубометров из России, а также 22,9 из Нидерландов и 29,7 из Норвегии (данные BP). Общий наш экспорт в Западную Европу — порядка 150 млрд кубометров (см. карту 1). И это, фройнды, ничем не заменишь.

Да, за десять лет в Америке производство газа выросло почти в полтора раза, на целых 225 млрд кубометров. Это и есть сланцевая революция, но она уже состоялась. И за пять минувших лет итоговый рост составил всего лишь 1,1 раза (70 млрд кубометров, причем в прошлом году было падение производства). Но в самом благополучном, 2015 году у США был дефицит газа в размере 7 млрд кубометров, а в минувшем году он составил 29 млрд кубометров.

По нефти картина с дефицитом вообще ужасающая, до экспорта Америке очень и очень далеко. Экспортирует она (см. таблицу 2 и карту 2) в основном нефтепродукты, и много, но куда меньше объема привозимой в страну нефти.

Неплохо обстоят у американцев дела с углем. А сколько потребляют (и производят) китайцы, это уму непостижимо! Эх, оторвать бы ноги Всемирному банку, который в 1990-е проплатил порядка 100 млн долларов на закрытие в России угольных шахт.

Сама по себе новая энергетическая политика Трампа сформулирована на сегодня в одном письменном заявлении и одной речи, произнесенной в минэнерго США в четверг на минувшей неделе. Надо отдать должное, Трамп — мощный пиарщик. Заявление под заголовком «Президент Дональд Дж. Трамп раскры-

вает энергетический потенциал Америки» начинается пафосной цитатой: «Вместе мы собираемся начать новую энергетическую революцию — праздник американского производства на американской земле». Первый пункт, кстати, уголь: Трамп отменил введенный администрацией Барака Обамы мораторий на аренду федеральных земель под новые угольные разработки, притом что на эти земли сейчас приходится 40% американской угледобычи.

«Будучи чистым импортером энергии с 1953 года, Соединенные Штаты могут стать нетто-экспортером в 2020 году», — сказано в заявлении. С учетом нефти в целом это выглядит крайне сомнительным. По газу — вполне вероятно, как и по углю, которого американцы добывают под миллиард тонн и экспортируют много (в таблице 1 данные по углю указаны в тоннах нефтяного эквивалента). Но на энергетическое доминирование это совсем не похоже. Пока что поставки оттуда СПГ статистически вообще не фиксируются (см. карту 1).

США — карлик на экспортном рынке первичных источников энергии, в том числе по сравнению с Россией. Трампу было бы не к лицу говорить, что, мол, мы хотим что-то в этой области начать значить. И появление на рынке сразу названо заявкой на полное превосходство: «Благодаря этим невероятным ресурсам моя администрация будет искать не только американскую энергетическую независимость, которую мы так долго искали, но и американское энергетическое доминирование», — сказал Дональд Трамп в министерстве энергетики 29 июня.

«Более сорока лет, — говорит Трамп, — Америка была уязвима перед иностранными режимами, которые использовали энергию как экономическое оружие». Он посетовал, что американцам пытались навязать еще большие, «драконовские ограничения на производство энергии». Назвав ту риторику (климатическую) большим красивым мифом, он перечислил шесть пунктов конкретного плана.

Даже семь, поскольку есть «нулевой» пункт. «Я резко сокращаю ограничения на разработку природного газа» (определенные экологические ограничения были введены при Обаме) и «наконец мы закончили войну с углем» (об этом упоминается выше). Далее. 1. «Во-первых, мы начнем возрождать и расширять наш ядерный энергетический сектор» (еще один привет экологам). 2. США намерены финансировать зарубежные ТЭЦ на угле, по сути — субсидировать его экспорт, в частности на Украину. 3. Будет построен еще один нефтепровод в Мексику. 4. Крупная американская компания Sempra Energy подписала протокол о намерениях о поставках больших объемов СПГ в Южную Корею. 5. Министерство энергетики США одобрит две долгосрочные заявки на экспорт СПГ с терминала LNG Lake Charles в Луизиане. 6. Этот пункт предполагает снятие запрета на разработку шельфовых месторождений нефти и газа: «Америке будет разрешен доступ к огромному энергетическому богатству, расположенному прямо у наших берегов. И это все только начало — поверьте мне».

Да, это только начало, в смысле — всего лишь начало. Но его, конечно, не оставят без внимания нефтегазовые компании и политики.

К 2020 году мировые поставки СПГ увеличатся примерно на 30%, прогнозировал главный экономист BP Спенсер Дейл еще до всех этих заявлений. Инициативы Трампа отнюдь не способствуют росту цен. Они потенциально сужают ту дельту на рынке, которую могли бы заполнить мы. В общем, «у России есть сильный стимул конкурировать, чтобы сохранить свою долю на рынке в условиях растущей конкуренции со стороны поставок СПГ», — писал аналитик, и заявления Трампа, несомненно, еще больший стимул.

США, пускай из самых меркантильных, лоббистских, а также примитивно геополитических соображений не постеснялись пожелать встать вровень с нами (по нефтегазовому экспорту мы далеко впереди) и странами ОПЕК. Давайте же и мы (ОПЕК — те как хотят) не будем стесняться встать с ними вровень по… новым технологиям, например. Слабо?

ОСТАВИТЬ ОТВЕТ

Пожалуйста оставьте ваш комментарий
Пожалуйста напишите Ваше имя