Савельев:
— В студии «Главтемы» Илья Савельев, Михаил Леонтьев, Михаил Юрьев. Рады вас всех приветствовать.

Пару слов по поводу футбольного матча Россия – Испания. Это было великолепно. Я был на стадионе, я видел, за 120 минут ребята отдали все, что у них было (не в финансовом смысле, а в физическом и моральном).

Леонтьев:
— Черчесов великий человек. Он заставил команду, которая не умеет играть в футбол, играть с такой отдачей, что в принципе она все равно в футбол играть не стала, потому что нет таких опций, но она и другим не дала. Это самая лучшая команда в мире, не умеющая играть в футбол. И это, между прочим, модель перспективная в принципе. Чем лучше команда умеет играть в футбол, тем им тяжелее и противнее в этой ситуации. Футболу это не полезно, мне кажется, как игре, но какое нам дело до футбола, нам победа нужна. Поэтому пусть трясутся бразильцы в финале.

Савельев:
— А вы думаете, Бразилия до финала дойдет?

Леонтьев:

— Ну, как-то логично. Среди команд, умеющих играть в футбол, Бразилия явно обладает определенными преимуществами. Среди команд, не умеющих играть в футбол, никакими преимуществами она не обладает. Поведение наших на чемпионате негостеприимное. Если еще раз выиграют, то вообще люди могут обидеться – вы зачем приглашали-то, чтобы издеваться? Наша задача была – провести великолепный чемпионат.

Савельев:

— Нам надо проходить хорватов и выходить на англичан. Потому что это будет уже политическое противостояние.

Леонтьев:

— Вот этого не надо. У нас же другая задача в футболе. У нас задача – всем нравиться. А это сейчас становится как-то навязчиво.

Савельев:

— Представляете, как они испугаются, когда какой-нибудь комментатор скажет, что за сборную России выходит новичок сборной?

Юрьев:

— А можно вообще выйти в майках с надписью «Новичок». Заключить договор с какой-нибудь фиктивной фирмой на рекламу зубной пасты «Новичок».

Леонтьев:

— По-моему, у них иммунитет к «Новичку». Они в таком количестве его жрут, что им, по-моему, класть… Они скоро без «Новичка» спать ложиться не будут.

Савельев:

— У нас «Новичок» разрабатывалось как сильнодействующее ядовитое средство, а они выживают после него. У них действительно иммунитет.

Леонтьев:

— Это же свой «Новичок». Это английский дженерик «Новичка».

Юрьев:

— То есть у нас патентованный, оригинальный…

Леонтьев:

— Нет. Наш убивает надежно, а этот так – немного попотел, головой о стенку побился, потом быстренько откачали, оклемался – и как новый.

Второй случай отравления «Новичком» дико напоминает историю с Бабченко. Единственное, в отличие от истории с Бабченко, которую устроили идиоты, а британцы – люди сообразительные, но очень с большим гонором, поэтому, мне кажется, они придумали способ слиться с историей со Скрипалями специфическим способом. Они продублировали ту же самую историю, но в другом формате. Типа, они же не могут сказать: извините, мы погорячились, наверное, это было неправильно, зря мы это все затеяли. Они придумали дубль, при котором они все активно кричат: нет, это точно не русские. Но тот же «Новичок». Единственным доказательством нашего участия была идентичность «Новичка», что «Новичок» — это только наши и никто больше. Теперь они сделали ровно то же, тот же самый «Новичок» выявлен, но это точно не наши. То есть это способ как бы дезавуировать себя, но при этом избежать политесов, извинений, а типа, так достойно слиться.

Савельев:

— Вопрос нашим слушателям. Кто отравил всех четырех «Скрипалей» — наши, англичане, отравились сами или не было никакого отравления, все живы?

Юрьев:

— Даже наш президент, человек довольно сдержанный в своих публичных заявлениях, когда это было в разгаре, сказал… Он не говорил, что нам это невыгодно. Он сказал: подумайте сами, если бы это были мы, выжил кто-нибудь или нет?

Леонтьев:

— Да, при применении боевого отравляющего вещества…

Юрьев:

— Живых быть не может.

Леонтьев:

— Да, не может быть, потому что этого не может быть никогда. Даже кота Скрипалей уничтожили физически, а не от вещества он умер.

Савельев:

— Вы считаете, что они пытаетесь откатиться и как-то дезавуировать сами себя?

Леонтьев:

— Я считаю, что это английский способ. Они уходят, не прощаясь. Вот это они пытаются уйти, не прощаясь. Они пытаются выйти из этой ситуации, не прощаясь, а просто закрыть одну ситуацию другой – ну да, «Новичок», но, конечно, не русские.

Юрьев:

— Юмор заключается в том, что один из должностных лиц сегодня уже заявил, что, наверное, это тоже русские, но мы не хотим обострять отношения с русскими… Это из серии: положим, не третий пирожок, а пятый, но мы не считаем, вы кушайте, кушайте. Знаете, покойный Задорнов, когда говорил, что американцы тупые – не ту страну назвали Гондурасом, — не про американцев надо было это говорить. Оказывается американцы гении по сравнению с одной островной нацией.

Леонтьев:

— Вот сейчас мы с Трампом встретимся и обнаружим гения.

Савельев:

— Давайте перейдем к следующей теме. Все наши СМИ (и либеральные, и даже патриотические) разразились заголовками, что Bank of America предсказывает дефолт России, как в 98-х году. Шутка юмора заключается в том, что Bank of America ничего такого не предсказывал. Откуда это поползло, черт его знает.

Леонтьев:

— Дмитрий Сергеевич Песков отказался комментировать, едко заявив, что непонятно, откуда вообще Bank of America это взял. А Bank of America ниоткуда это не брал, он вообще не в курсе.

Юрьев:

— Фейковые новости просто шагают по планете. А в данном случае даже нельзя ни в чем упрекнуть. Bank of America, анализируя так называемый азиатский кризис (на самом деле он был не азиатский, он просто начался в Азии с обрушения их валют), более-менее по времени он совпал с российским кризисом 98-го года, то есть когда объявили дефолт. На этом логическая взаимосвязь этих двух явлений завершается. Потому что на самом деле что такое был дефолт 98-го года? Это была обычная пирамида в чисто мавродиевском варианте, которую устроило наше правительство в лице Министерства финансов. Был такой инструмент, который назывался государственные краткосрочные обязательства. По нему проценты платились примерно как у Мавроди. Соответственно, дефолт был обрушением пирамиды. Для того чтобы пирамида обрушилась, нужен как минимум долг. Сейчас долга нет.

Леонтьев:

— То есть азиатский кризис, возможно, был поводом к обрушению этой пирамиды.

Юрьев:

— Ну да.

Леонтьев:

— А возможно, и не был. Это должно было произойти по любому случаю, потому что это была абсолютная авантюра.

Юрьев:

— Действительно ли ожидать нового дефолта в России? Вроде Bank of America – серьезная аналитическая служба…

Леонтьев:

— Они не ожидают дефолта в России.

Юрьев:

— Да, это те, куда перешел (они его купили) Merrill Lynch после разорения. У них очень сильная аналитическая служба. Они ничего подобного не писали.

Леонтьев:

— В данном случае это характеристика российской журналистики. Уровень отечественной журналистики в целом не то что ниже плинтуса, он давно уже роет куда-то туда, под плинтус. Я могу подтвердить одну вещь. Есть, конечно, исключения единичные, но в целом действующая российская журналистика находится в состоянии таком, что журналистская профессия абсорбирует, вербует просто отбросы общества. Это интеллектуальный мусор. Это люди, которые не способны ни к чему другому, кроме как плохо складывать слова, значение и смысл которых они понять не способны. Вот это яркий пример. Даже Дмитрий Сергеевич Песков повелся на это дело. Ему дают обзоры прессы, и вопросы задают эти же самые «горшки душистых прерий». Это чудовищная профессия. Бойтесь журналиста…

Савельев:

— То, что произошло, будет исковеркано. По поводу Bank of America. Они про дефолт не заявляли, но они в очередной раз сказали, что кризис грядет.

Юрьев:

— Мы и не спорим.

Леонтьев:

— В данном случае это исследование, посвященное тому, где порвется.

Юрьев:

— Никто уже не спорит, порвется или нет. Вопрос – откуда придет попа (из Азии, из Америки)? Если мировой кризис разразится, тактически мы к нему полностью готовы, стратегически полностью не готовы.

Савельев:

— Вот к этому сейчас и перейдем. Запланированное повышение НДС с 18 до 20% с 2019 года ускорит инфляцию на 1,3 процентного пункта, — сообщает Минэкономразвития.

Леонтьев:

— Начнем с того, зачем вообще спланировано повышение НДС. Президент приказал под страхом выдрать на конюшне исполнить указы об экономическом рывке, грубо говоря.

Юрьев:

— Поясняем. Исполнить не так, как прошлые майские указы, а по-настоящему исполнить.

Леонтьев:

— Теперь эти товарищи заявили, что им нужны деньги для исполнения указов. Их надо откуда-то изъять. Я напомню, что смысл рывка в том, что мы должны добиться серьезного ускорения экономического роста. Наш экономический рост должен быть больше, чем в среднем по больнице. Для этого они придумали единственный способ – изъять деньги из экономики, которая, по их версии, растет на 1-2%, для того чтобы на них заказать экономический рост.

Во-первых, разговор на тему о том, нужны ли деньги. Казначейские остатки на счетах Минфина составляют 7,5 трлн. рублей. Остатки на счетах банков, которые по причине макроэкономической политики в области финансов, проводимой нашими финансовыми регуляторами, их некуда девать, потому что даже спекуляции на валютном рынке, чем занимается вся банковская система, составляют, по-моему, 3,5 трлн. рублей. Денег до хрена. Более того, есть некое представление, в которое фискалы наши не верят, о том, что если экономика растет, то она больше денег дает в виде налогов, в виде доходов, и они там будут, эти деньги. Нет, надо сначала выдрать.

Юрьев:

— Я даже жестче скажу. Она не может одновременно расти и не увеличивать налоговые поступления.

Леонтьев:

— Мало того. Вы, может быть, думаете, что они просто ошкурят экономику, она притормозит на эти 1,3%, про которые радостно вещает Орешкин, и все этим обойдется. Ни фига. Напрасно вы так думаете. Эльвира Набиуллина тут же заявила, что инфляция у нас, очевидно, в результате повышения НДС усилится.

Юрьев:

— Ну, типа, и ладно.

Леонтьев:

— Да и ладно, мы просто ставку повысим. Мало того, что действующая ставка от 5 до 10% превышает реальную инфляцию, то есть это маржа, которая достается банковской системе и никуда оттуда не уходит. А зачем ей уходить, если у вас такая маржа? Мало этого, они ее еще увеличивают.

Савельев:

— То есть они хотят еще изъять денег из экономики и накопить их на счетах?

Юрьев:

— Нет. Это просто партия недопущения экономического роста.

Леонтьев:

— Совершенно верно. Это сложившаяся партия, которая гарантирует недопущение экономического роста в России. То есть, если у вас случайно получится какими-то нечеловеческими способами, у вас вдруг возникнет экономический рост – мы придем и спасем, и никакого роста у вас не будет. Даже не беспокойтесь, будет стагнация в худшем случае, а в лучшем случае – спад. Это маньяки, они ненавистники экономического роста. Вот есть антисемиты, они не любят евреев. А эти не любят экономический рост. Примерно так же, как Гитлер не любил евреев. Они придумают, что плохого им сделал экономический рост, но экономический рост хуже евреев – противнее, грязнее, вонючее. Поганый экономический рост в этой поганой стране. Не допустим.

Савельев:

— Сергей нам задает вопрос. Неужели это не понимает президент, или опять бояре плохие?

Юрьев:

— Во-первых, еще не вечер, президент еще не подписывал этого закона. Наоборот, я видел сегодня в новостях, что он собирает совещание как раз по повышению НДС. Он же может сказать, что не подпишу, преодолевайте вето, если хотите. Это не так просто, это двумя палатами надо делать.

Моя позиция очень простая и заключается в следующем. Либеральные наши экономисты оккупировали не только экономические ведомства, они оккупировали почти все экономические вузы, почти все экономические научно-исследовательские институты, профессиональные и отраслевые печатные издания. Соответственно, трудно тому, кто сам профессионально не разбирается в экономике. Но вообще их нужно гнать поганой метлой, разорять все их вузы. Их нужно системно отстранять от власти. Они 30 лет руководят нашей экономикой – и как в том анекдоте про лося: я все пью и пью, а мне все хуже и хуже.

Савельев:

— Мне кажется, это системная ошибка, что Центробанк как-то выбивается из системы поддержания экономического роста, он как-то стоит особняком от нее.

Леонтьев:

— У нас все выбиваются. У нас вообще система простая.

Савельев:

— Системы нет, по сути?

Леонтьев:

— Поскольку у нас финансисты руководят экономикой, а финансисты по факту являются бухгалтерами, то у нас все хорошо по бухгалтерии, дебет с кредитом сходятся – отстаньте. Еще раз повторю, бухгалтер не может быть стратегическим руководителем экономической политики. Бухгалтер – очень важная должность, но она прикладная к деятельности. С бухгалтерией должно быть все в порядке, и бухгалтер, если у вас по бухгалтерии есть проблемы, докладывает об опасностях и т.д. Но задачи ставит не бухгалтер. Есть термин, который Саша Привалов в свое время сформулировал, называется бюджетобесия. Это когда целью бюджета и целью вообще экономической политики является сам бюджет. Он не может быть самоцелью. Бюджет – это есть средство осуществления экономической политики. Это если у вас, например, целью жизни является презерватив. То есть секс, главное – это презерватив. Может, кому-то очень важно использование презервативов. Но если у вас все упирается только в использование презерватива, остальное неинтересно, это детали, главное – презерватив использован, не порвался, все отлично. Положили, отчитались, все хорошо. Вперед, ребята, займитесь интересным сексом.

Савельев:

— Если эта либеральная публика, которая сидит сейчас в экономической власти…

Леонтьев:

— Вот они есть презервативы на самом деле. В прямом и переносном смысле слова.

Савельев:

— Это было сейчас очень мягко, спасибо вам большое. И Роскомнадзор вас благодарит.

Так вот, они же стремятся к либеральной модели, которая за рубежом…

Леонтьев:

— Ни к какой модели они не стремятся.

Юрьев:

— Это действительно очень важно. К либеральной модели, которая осуществляется на практике в Америке или даже в Европе, все это имеет нулевое отношение, вообще никакого.

Леонтьев:

— Это психоз. Это идиотизм. Это даже к украинской экономике времен Януковича не имеет никакого отношения. Потому что она росла… У них не было вообще ничего. Потому что там не бухгалтер. Вот Николай Азаров, бывший премьер-министр несчастной Украины, который обеспечивал достаточно серьезный промышленный рост, — им ничего не оставалось, как заниматься промышленной политикой, потому что у них просто ничего не было. В период президентства и премьерства вора, уголовника, ничтожества и идиота Януковича украинская экономика довольно очевидно процветала.

Савельев:

— Так он гений.

Леонтьев:

— Он не гений. Он просто не маньяк. Он вор, идиот, трус и мерзавец, но он не маньяк. У него с психикой, с экономической идеологией… У него не было глубоких встроенных извращений в мозгу. У него была куча недостатков, которые и привели к известному результату. Вот о чем речь. А эти, они, может быть, святые люди, они, может быть, даже Родину любят где-то, но они извращенцы.

Юрьев:

— Я еще раз хочу сказать, что это не имеет к обычному (в западном понимании) либерализму никакого отношения. В Европе и Америке любое начало кризиса, то есть начало рецессии или тем более спад, заливают неограниченным количеством ликвидности и даже не пытаются это каким-то образом завуалировать.

Леонтьев:

— Во всем цивилизованном мире применяется контрциклическая политика. В чем смысл? Когда у тебя спад, ты стараешься экономику разогнать. Когда у тебя разгон, ты стараешься ее немножко придержать, чтобы пузыри не образовывались. В этом смысл стандартной либеральной западной экономической политики.

Юрьев:

— Миша хорошее слово употребил – стандартной. То есть даже дискуссий нет на эту тему. Просто считается, если ты едешь под горку со скоростью 180 км, то надо притормаживать, а если ты едешь в горку со скоростью 40, надо прибавлять газу. То есть никаких дискуссий на эту тему нет.

Леонтьев:

— Есть концепция проциклической политики, которую МВФ применяет к странам-реципиентам. То есть когда у тебя есть страна, которую ты имеешь, и она ничего не может, она не может выжить, пока ты ей не дал кредит, ты заставляешь ее проводить проциклическую политику. То есть ты заставляешь ее упасть до того уровня, когда с неизбежностью восстанавливается равновесие макроэкономическое, и она начинает расти сама. Если этот уровень совместим с жизнью. А если несовместим, тоже заставляешь, но тогда она перестает существовать, во всяком случае, как политический дееспособный субъект. Россия единственная страна в мире, которая сама к себе (поскольку МВФ не давит, мы им ничего не должны) применяем проциклическую политику. То есть мы насилуем себя сами. Никто в мире этого не делает. У нас есть консенсус в экономическом блоке, что мы должны насиловать себя сами, поскольку никто другой нас изнасиловать не может, а в общем, даже и не хочет.

Юрьев:

— Очень многие нас спрашивают, зачем тогда президент утвердил это правительство, опять с либералами? Во-первых, это надо у президента спрашивать. Но я думаю, что президент утверждает это правительство не потому, что он имеет иллюзии относительно дееспособности либерально-экономической команды вообще и этой в частности. Думаю, что никаких не имеет. И думаю, что они даже не пытаются сами ему доказать, что они обеспечат огромный рост. Потому что это будет смешно. Они все делают, чтобы его не было. Я думаю, что они ему совсем другое дуют в уши. Что никаких альтернатив нет. Что это хоть как-то работает, а любой другой вариант грозит вообще обвалом.

Леонтьев:

— Да, пугают его, шантажируют.

Савельев:

— Будем верить в адекватность и стойкость нашего лидера.

Переходим к следующей теме. В России большинство АЗС обманывает автомобилистов. Недоливают топливо около 76% АЗС в стране. Это выяснила Федерация автовладельцев России в ходе своего исследования. В итоге, как заявляет эта федерация, россияне платят в реальности не 44 и 45 рублей, а все 55 рублей за литр.

Леонтьев:

— Понятно, что проблема того, что кое-где у нас порой честно жить не хочет, она, безусловно, есть, и это ненормально отрицать. Теперь начнем сначала. Ассоциация автовладельцев России. Это кто такие вообще, откуда они взялись, кто их финансирует? По чьему, грубо говоря, заказу работают? Я автовладелец, я понятия не имею, что есть какая-то ассоциация. Это какие-то шаромыжники. Мало того, эти шаромыжники свою методику описали так, через губу, но довольно адекватно. Якобы недолив где-то больше 1%. Когда они говорят про эти проценты, что чуть ли не 90% маленьких АЗС и 20% в крупных компаниях АЗС недоливают, имеется в виду именно этот 1%. А сколько от этого процента вот этих, которые злостно недоливают, можно сказать, просто грабят людей, это отдельный вопрос. Он тоже указан, но журналисты, стремящиеся к громким заголовкам, тут же написали и везде раструбили, что на 20% людям недоливают, все платят вместо 45 55 рублей. Это вредительство очередное. Я уже говорил про журналистов как про сообщество. Мало того, что они придурки, по-русски не понимают, слова перевести не могут на человеческий язык, передать адекватно информацию от одного лица до другого не могут физически, они еще и сволочи. Они при этом стремятся при возможности разжигать социальные страсти, потому что считают, что на этом могут заработать себе рейтинги. Это один момент.

А второй момент заключается в том, что, наверное, эти хищения есть, ничего нового в этом нет. Никаких специальных мер со стороны антимонопольных служб каких-то, Роскачества и Росстандарта здесь не требуется. Это называется хищение, это уголовное преступление, такое же, как обвешивание в магазине. И для него со времен советской власти и по сию пору существует совершенно понятный инструмент. Это бывший ОБХСС, сейчас это УБЭП, по-моему, называется. Они обязаны и, я думаю, работают в этом направлении (если коррупция не мешает).

Юрьев:

— Я в упомянутом городском московском ОБХСС в 80-х годах работал 1,5 года оперуполномоченным в продовольственном управлении и могу сказать, что это совершенно заурядное… Можно ведь не обязательно бензин недоливать. У нас в продовольственной части пиво недоливали в пивных залах, молоко в молочных автоматах и в магазинах. Но для этого существует специальная статья, она и по сию пору есть, называется «Систематический обман покупателей путем обмера, обвеса, обсчета» и т.д. Существуют такие весьма эффективные механизмы, как контрольная закупка. О чем тут еще говорить, какое Роскачество, какой Роспотребнадзор? Это обычная, стандартная задача для полиции.

Леонтьев:

— Менты должны прийти и свинтить.

Юрьев:

— Увести в тюрьму просто. А дальше при допросах разбираться, собственная инициатива это была механика или менеджера АЗС или ему велело это его непосредственное начальство, с которым он делился. Все это и выяснится в процессе следствия. Посидит в СИЗО и все расскажет за то, чтобы ему срок скостили. Я этим сам занимался. Что тут изобретать-то?

Савельев:

— ФАС, если не встала на защиту, то, по крайней мере, попыталась оправдать этих недобросовестных заправщиков. Она сделала примерно следующее заявление: ФАС допускает возможность недолива из-за попыток владельцев АЗС покрыть убытки.

Леонтьев:

— Вот здесь показались большие уши. Что я хочу сказать? Есть, наверное, несколько людей в стране, которые способны на разоблачение без прямого материального интереса со стороны заказчика. Их мало. Эта ассоциация или федерация не вызывает никакого доверия, никому неизвестна никакой своей деятельностью, вообще, может быть, она специально создана с целью осуществления заказа. Заказчик вычисляется на раз.

Юрьев:

— И кто это?

Леонтьев:

— Я думаю, что это наши фискальные органы, которые дико раздражены на позицию так называемых независимых заправщиков, на их ассоциацию, которая реально существует, реально проявляла себя в публичном пространстве, понятно, кто это, откуда они, понятна их позиция и т.д. Это корпоративные лоббисты определенной группы мелких и средних предпринимателей, которые действуют строго в интересах этой группы. Они заявили: «Ребята, вы что делаете, мы обанкротимся. Не хотите, чтобы мы существовали – выкупите наш бизнес». Они практически ультиматумами кидались в отношении этих людей, то есть финансовых регуляторов. Так вот, я абсолютно уверен, что эти уши оттуда. Они хотят сказать: ребята, это улики. Не то что они сволочами родились, жизнь их заставила быть уголовниками, но они все равно уголовники. И мы имеем дело с уголовниками. Нам ультиматум предъявляет не кто-то, а уголовники.

Юрьев:

— Все это старо, как мир. На улицах грабят? Это же от тяжелых социальных условий, от большого количества неблагополучных семей. Послушайте, вор должен сидеть в тюрьме. Точка. Тут нет никаких дискуссий на эту тему.

Савельев:

— Вот нам пишут: «УБЭП будет связываться с Роснефтью или ЛУКОЙЛ? Да меня душит смех».

Юрьев:

— Смех без причины – признак не самого большого ума. Вот я вам могу сказать, что УБЭПовцу как раз совсем накласть – ЛУКОЙЛ там или кто-то еще. Он в другом мире существует, ему на это глубоко безразлично. Больше того, я вам прямо скажу из своего собственного опыта. Такие недоливы, как и любой другой систематический обман покупателей, один из самых легко выявляемых технически и один из самых легко доводимых до правильного судебного решения видов уголовных дел. Этого не делается по двум причинам. Во-первых, коррупция на низах ни с каким не с ЛУКОЙЛом и не с Роснефтью, а им бензоколонка отстегивает, они туда не заходят. Заверяю вас в полной аполитичности их позиции. Им абсолютно безразлично, независимая это бензоколонка или роснефтевская. Они имеют дело с менеджером этой бензоколонки, а не с Алекперовым. А на самом деле полиция должна все это делать, никаких проблем тут нет, надо просто вместо того, чтобы заниматься собственным заработком (и это вторая причина), выйти из летаргического сна и шевелить булками немножко. Ничего сложного в этом нет, я сам этим занимался.

Леонтьев:

— Что касается, например, опыта компании Роснефть. Хочу сказать, что компания абсолютно заинтересована, в том числе и по конкурентным преимуществам, в том, чтобы наш бензин и по качеству, и по качеству обслуживания (включая доливы) был лучше, чем у конкурентов. И этим занимается служба безопасности. Вообще, если говорить о выявленных хищениях (к сожалению, у нас 350 тыс. человек, и некоторые негативные человеческие качества не полностью еще преодолены), то, наверное, 99, а может быть, и 100% хищений в компании выявляются службой безопасности в сотрудничестве, взаимодействии с правоохранительными органами.

Юрьев:

— Даже в той вертикально интегрированной нефтяной компании большой, если там разбавляют, это не по согласованию с президентом или владельцем компании. Этим занимаются на низах.

Савельев:

— То есть руководство компании будет только радо, если придет УБЭП с проверкой?

Юрьев:

— Да уж точно плакать не будут. Я вам больше скажу, в частных, так называемых независимых компания, думаете, я мало выявлял случаев? Когда у меня было несколько сетей, в общей сложности под 100, думаете, мало выявляли, когда наши собственные люди… Причем приятеля старого взял, он благодарил, что от голодной смерти спас. Потом смотришь… И там-то уж не скажешь, что мало платили. Я точно много платил. Просто люди несовершенны. Это последствия, как считают верующие люди, грехопадения Адама. А может быть, причина другая. Но в любом случае люди в целом довольно несовершенны, особенно когда рядом деньги, которые им начинают слепить глаза. Поэтому не надо фантазировать, все это работа полиции в чистом виде. И когда здесь у нас пишут, что разбавил бензин, недолил в больших масштабах – отправляйся на рудники, — конечно, так и должно быть. В советское время, между прочим, за хищение в особо крупных размерах (статья 93 прим) – вплоть до смертной казни полагалось. Это, может быть, чересчур, но на десяток лет иди без разговоров. И я абсолютно это поддерживаю. Что за проблема? Это что, политический вопрос, что ли? Это обычная кража.

Леонтьев:

— Поэтому я еще раз повторю мой предположительный диагноз. Вся история со всей этой ассоциацией, федерацией автовладельцев инициирована людьми, которым предъявили ультиматум. А ультиматум предъявили фискальным органам, которые фискальной политикой реально разоряют независимые так называемые мелкие розничные автозаправочные сети. Средства, для того чтобы проплатить пиар, у этих людей несметные, несопоставимые со средствами, которые находятся в распоряжении крупных корпораций, компаний и т.д. И на них подняли лапу. Что они должны делать? Они должны объявить тех, кто на них поднял лапу, уголовниками. Что они и сделали с помощью какой-то вонючей федерации.

Юрьев:

— Я все-таки поражаюсь, насколько народ бывает, извините за выражение, наглый и тупой. Вот пишет нам слушатель: «УБЭП работает по команде ФАС а команда ФАС на сетевые заправки – только по команде». Простите, товарищ, вы просто чудак. Какая команда ФАС? Полиции на ФАС настолько… ну, накласть. При чем тут ФАС? Для полиции все штатские (ну, может быть, кроме губернатора) просто несуществуют.

Леонтьев:

— Я подозреваю, что кто-то может сказать: этого не трогать.

Юрьев:

— Но уж не ФАС точно.

Савельев:

— Может быть, он имел в виду кинологическую команду – фас?

Юрьев:

— Нет, ФАС большими буквами написано. Давайте закрывать эту тему. Пирожник должен печь пироги, сапожник — тачать сапоги, а не наоборот.

Савельев:

— А вор?

Юрьев:

— Вор должен сидеть в тюрьме. И его должна ловить полиция. И не нужно никому другому этим заниматься. Никакая помощь ФАС, Роспотребнадзора (я сам этим занимался), поверьте, просто не нужна. Просто с полиции надо как следует спросить.

Савельев:

— Специалист по связям с общественностью и госструктурами одной крупной сети продажи строительных материалов… Не хочу просто их впутывать в эту историю.

Леонтьев:

— А что не хочу? Они давно уже туда впутаны. «Леруа Мерлен»?

Савельев:

— Да. Я с уважением к ним отношусь. Есть один сумасшедший в этой компании, и он за собой потянул всю. Я говорю про Галину Панину и скандал, связанный с ее публикацией в Фейсбуке. Напомню, что скандал начался сразу после победы сборной России над Испанией. Галина Панина опубликовала пост, что якобы празднующие победу российские болельщики сожгли в Новопеределкино девушку.

Леонтьева:

— Как потом выяснилось, она это просто придумала.

Юрьев:

— Как с отравлением Скрипалей. Понятно, что ей вдохновение навеяло.

Савельева:

— На страницу пиарщицы пришли толпы людей, которые попытались ее как-то образумить. Она назвала их «ваткой», которую она чистит, и удаляет их комментарии. После этого градус скандала накалялся, и все это превратилось в общероссийский национальный скандал.

Юрьев:

— Мне кажется, что это как раз очень хорошо, что превратилось.

Леонтьев:

— Как многие говорят, это проявление гражданского общества настоящего. Вот это гражданское общество, когда компанию изнасиловали и заставили ее выгнать. По целому ряду прямых и косвенных признаков видно, что компания не хотела, хотела ее спрятать.

Юрьев:

— И вообще зададимся вопросом не про это ничтожество Панину и не про компанию с не радующим меня названием «Леруа Мерлен».

Леонтьев:

— Надо еще сказать, что она лживая гнида. Потому что она там ссылалась на семейство Паниных, а оказалось, что она все выдумала.

Юрьев:

— Дело в том, что возникает вопрос. Самые разные компании – и иностранные типа «Леруа Мерлен», и наши, к сожалению, смотришь на то, что называется топ-менеджеры, особенно не пожилых, которые раньше в госорганах работали (ну, этих понятно, для чего взяли), а на молодых, и думаешь…

Леонтьев:

— Агент ли он румынской разведки?

Юрьев:

— Не в этом дело. Ты думаешь: откуда вы набираете такое говно и тварей? Такое ощущение, что просто жесточайший конкурс во всех наших компаниях идет – набрать самое дерьмо и самую мерзотину из всей страны. Я не могу этого понять. Есть же нормальные люди. Я сам бизнесмен. Зачем такую дрянь набирать, да еще пытаться сопротивляться тому, чтобы она уволилась?

Савельев:

— То, что общество начало само себя защищать и зачищать…

Юрьев:

— Это плюс. Я хочу сказать, у нас половина таких профессоров в вузах, у нас половина таких всяких актеров, всей этой мерзотины. Гнать поганой метлой. И мне кажется, что не только общественность, а вообще-то этим должна заниматься тоже полиция, только другое ее подразделение, которое созвучно слову Фейсбук.

Леонтьев:

— Во-первых, это рецидив. У нас была Ганник из банка «Точка». У нее был реперный вопрос «Чей Крым?» Если колеблется – значит не годится. Они же это пишут в соцсетях, открыто говорят, открыто этим гордятся. Конечно, они ищут успеха и популярности среди своего сообщества, своей фокусной группы. Но они же не боятся этого делать, потому что понимают, что за это ничего не будет. Вот вам диктатура.

Юрьев:

— Надо бояться. Надо, чтобы тех, кто подумывает: а не разбавить ли мне бензин, — надо, чтобы они боялись, чтобы вот эта дрянь пиарно-кадровая в компаниях боялась. Вообще чтобы люди боялись сделать то, что не положено делать. Но это не значит, что все менеджеры – дерьмо. Конечно, есть хорошие, но согласитесь, что концентрация дряни там какая-то зашкаливающая.

Леонтьев:

— На опыте общения с одним из уволенных — главным редактором одного из либеральных изданий я понял – человек хотел сотрудничать. И потом я посмотрел и вывел глобальное обобщение. Человек очень боялся своих сотрудников, поэтому не мог выполнить собственные решения, до которых он созрел, сознательно к ним стремился, но потом сотрудники делали ему козу, и он звонил и говорил: я не могу, тут было собрание коллектива. Я ему сказал: хороший ты парень, только о чем с тобой можно разговаривать, ты же ничем не управляешь и за свои слова отвечать не можешь. Это примерно как Трамп с европейскими лидерами. А зачем сотрудничать с людьми, которые не могут ничего сформулировать?

Я сформулировал определение демократии либеральной. Не реального народовластия, которое построено на каких-то действенных механизмах, которого в природе на сегодняшний момент нет, кроме России, а либеральной демократии. Так вот, либеральная демократия – это такая система, при которой начальники ссут своих подчиненных. Вот это омерзительное, эстетически абсолютно отвратное зрелище, особенно когда этим занимаются мужики.

Юрьев:

— Я не понимаю, к чему ты это.

Леонтьев:

— Это продуктивно к слову. Панина и Ганник, они на чем построили? Что начальство испугается применить к ним репрессию. Если бы не общественное возмущение колоссальное, была бы административная реакция? Вполне возможно, что они остались бы на своем месте.

Юрьев:

— Это правда. Даже наверняка бы остались.

Леонтьев:

— А как же? Мы тут в своем праве, у нас компания, не лезьте к нам.

Юрьев:

— В советское время были лозунги. Вот я готов выдвинуть лозунг. Всех паниных (с маленькой буквы, не людей с фамилией Панина, а таких, как эта Панина)…

Леонтьев:

— Миша, у меня есть предложение гораздо более конструктивное. Я считаю, что адекватным ответом на это являются публичные телесные наказания. Пороть надо.

Юрьев:

— Ты говоришь про абстракции, которых нет и при нынешней власти не будет.

Леонтьев:

— А почему это абстракция? Берешь розги и порешь.

Юрьев:

— Миша, не надо юродствовать. Потому что в наше время никто этого не примет.

Леонтьев:

— Почему?

Юрьев:

— Потому что не примут.

Леонтьев:

— Ты систематически высказываешь предложения, которые в наше время точно никто не примет.

Юрьев:

— Концептуально я с тобой совершенно согласен. Но пока этой концепции нет, нужно просто стараться их, как тараканов, — только увидел, тут же вызывать дезинсекционную команду.

Савельев:

— Давайте примем телефонный звонок. У нас на связи Виктор из Москвы.

Виктор:

— Очень часто и у вас в передаче я слышал, что Путин занимается политикой, он ничего не понимает в экономике. Но как же так? Он же был премьер-министром и потом, как я читал, он кандидат экономических наук.

Вопрос. За что уволили аналитиков Сбербанка? Я читал их аналитику. У нас Газпромом просто разграбляется, государство не получает денег от газа. И мы будем в долгах, в долгах и в долгах. Как я понял, эти деньги, которые идут от Газпрома, получает окружение Путина. Я как-то задал вопрос экономисту Делягину: у меня дача под Москвой 20 с лишним лет, нам газ не подводят. Почему? Я готов деньги заплатить за газ. Почему моему правительству, моему государству наши деньги не нужны, наши рубли не нужны? Им гораздо выгоднее куда-то гнать этот газ, не получать за него деньги, где-то эти деньги, которые они берут, откладывать. Вы мне объясните. По-моему, Юрьев газовик, он должен понимать в этом вопросе.

Юрьев:

— Вы знаете, я в этом вопросе понимаю. Только чтобы понимать в этом вопросе, не надо быть газовиком, гораздо важнее, что я бывший милиционер. Это ближе по теме. Я абсолютно согласен со всем, что вы сказали, все это абсолютное безобразие. На мой взгляд, всех ответственных за экономическую политику, которую ведет наше государство, в отличие от политики внешней, внутренней, оборонной и т.д., я считаю, в частности, в вопросах соотношения внутреннего и внешнего рынка по газу, я считаю, этих людей нужно просто вычищать. Что касается первой части вашего вопроса, на нее лучше Миша ответит.

Леонтьев:

— Я начну со второй части. Идея о том, что какое-то окружение какие-то деньги от Газпрома получает, не основана, мягко говоря, ни на чем. Если я в данном случае смею выступать как представитель компании Роснефть, могу сказать, что у нас есть серьезные разногласия с Газпромом, есть много споров и объективных противоречий. Мы с огромным уважением относимся к этой великой компании. Да, у нее есть некоторые льготы, послабления и т.д. Какие-то вещи весьма спорные в ее экономической политике, но я далек от мысли в таких терминах рассуждать о компании, которая является одним из становых хребтов российской экономики.

Что касается господина Фэка, которого уволили из «Сбербанк SIB», так называемого аналитика. Уволен он был по факту за публикацию против Газпрома. Газпром, так же как и многие другие компании, является крупным партнером Сбербанка, как минимум он с ними работает, и в хамской форме… Тогда надо отказаться партнерствовать. Представьте себе, вы работаете шофером у какого-то видного человека, вы очень держитесь за эту работу, вам платят деньги гораздо выше рынка и т.д., а в это время какая-нибудь ваша любовница или племянник, подписываясь вашей фамилией, пишет на него доносы. Что вы сделаете с этим существом? Надо только оценить степень извращенности господина Германа Грефа, который долго терпел этого персонажа, поскольку он не первый раз выпендривался.

А теперь история его восхождения. Во-первых, хочу сказать, что он никакой не аналитик, он американец. Он настоящий американец, из эмигрантов, там выросший и туда сильно ориентированный. Насколько я понимаю, вся его деятельность была построена на зарабатывании имиджа. Имидж он себе как бы заработал, попробую его немножко разрушить. Там была хамская публикация, причем не про экономику, а лично про Сечина Игоря Ивановича, с наездом на Роснефть (кстати, за нее его не уволили), а вторая публикация, которую все пропустили… Там три было великих публикации в достаточно компактный период, когда он, очевидно, решил, что ему надо переходить на более высокооплачиваемую должность в каком-нибудь банке западной…

Юрьев:

— Или получил указания.

Леонтьев:

— Публикация была феерическая про Алекперова, смысл которой состоял в том, что ЛУКОЙЛ рискует подпасть под санкции, потому что у Алекперова есть виноградник в Крыму. И дальше были картинки виноградника Алекперова. В человеческом смысле это является доносом. И вообще за это в принципе бьют по морде. С этой точки зрения, хочу заметить, репутация этого Фэка не стоит выеденного яйца. На самом деле он просто бытовой говнюк и всё, который использовал положение, пользовался странными пристрастиями Грефа к оригинально мыслящим молодым людям. Греф любит молодые таланты. Он терпеливый просто, он берег молодой талант. Но молодой талант проявил себя, как кусок говна. Вот эта публикация отражает всё.

Савельев:

— Нам Александр из Москвы дозвонился.

Александр:

— Михаил Леонтьев знает Сечина, а Сечин, соответственно, знает Путина. Неужели Путину не пришла в голову такая блестящая мысль, чтобы премьером вместо Медведева поставить, например, Юрьева? Это, в общем-то, напрашивается.

Юрьев:

— Давайте отвечу я. Во-первых, у Леонтьева нет никакой монополии на знакомство с Сечиным. Я Сечина знаю гораздо более давно, чем Леонтьев его знает.

Леонтьев:

— Мы не единственные в стране люди, которые его знают. Его знает довольно много людей. Я хочу сказать, что Кудрин, Греф, Набиуллина, Силуанов тоже некоторым образом его знают. Знание в данном случае не является никакой преференцией.

Юрьев:

— Я хочу сказать очень простую вещь. Я не хочу переходить на личности, тем более я совершенно не рвусь обратно на госслужбу, а если честно, даже не задумываюсь об этом. Вопрос заключается в том, какие критерии выбора человека для занятия должности премьер-министра есть у президента. Причем совершенно неважно, Путин это или кто-то другой, они всегда будут одинаковые. На первом месте – абсолютная лояльность. То есть ты должен быть на 100% уверен, что этот человек против тебя лично не выступит ни при каких обстоятельствах, что бы ты ни сделал и какая бы ни была ситуация. Дальше можно было бы не продолжать, потому что я этому критерию просто не соответствую. Не то что меня президент недостаточно хорошо знает, чтобы быть уверенным, а просто достаточно хорошо знает, чтобы быть уверенным, что это не про меня. Это первое.

Второе. Это должен быть человек, который, может быть, как в присказке про старого коня, глубоко не вспашет, но борозду не испортит. То есть это человек, при котором, может быть, не будет рывка. Это второстепенно, главное – что при нем не будет обвала катастрофического. А это может быть только проверенный человек. А каким образом ты можешь быть в этом уверен? Только в том случае, если этот человек уже рулил и хоть как-то набил руку. И так далее. Поверьте мне, что другие параметры, такие как способность рвануть с места, это не то, что их нет, но они являются сильно не первостепенными.

Савельев:

— Мы задали вопрос нашей аудитории – кто отравил всех четырех «Скрипалей». И вот как проголосовала аудитория. Наши — так считают 4%, англичане – так считает 31%, отравились сами – 15. И 50% считают, что не было никакого отравления.

Друзья, всем хорошей недели, болеем за сборную России. Верим, что мы пройдем хорватов и помашем рукой им перед самолетом.

(с) https://www.kp.ru/radio/26851.4/3892933/

ОСТАВИТЬ ОТВЕТ

Пожалуйста оставьте ваш комментарий
Пожалуйста напишите Ваше имя